ФОРУМ ВЕРТОЛЕТЧИКОВ

Объявление

ВНИМАНИЕ!!!!!!!!!!!!!!!! ЕСЛИ ВЫ ЗАРЕГИСТРИРОВАЛИСЬ И НЕ МОЖЕТЕ ВОЙТИ ПИШИТЕ НА АДРЕС, kirill83s-pb@mail.ru ПРОБЛЕМУ РЕШИМ В ТЕЧЕНИЕ СУТОК. С УВАЖЕНИЕМ, АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА ВЕРТОЛЕТЧИКОВ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ЧЕЧНЯ

Сообщений 61 страница 90 из 249

61

Кто то дал мне ссылку на сайт skywar.ru. К этому человеку я счас и обращаюсь.
На странице памяти второй чеченской указаны погибшие только командиров экипажей. А где же праваки и борттехники?! Не красиво как то получается. Есть там также и неточные данные как о месте захоронения, так и о причинах катастроф.
Если господа беретесь за создание подобных сайтов, то делайте их основываясь на как можно большее количество источников. С людьми общайтесь.
Очень многих потерь можно было просто избежать-виной во всем преступная халатность!!!! Это касается всех: КВС который с бадуна решил похулиганить; штурман который заводит группу в глухое ущелье; начальники которые ставят глупые задачи, а потом открещиваются от своих приказов; РП который загоняет вертолеты при хорошей погоде на 900 метров над Старой  Сунжей к третьему развороту.
Примеров предостаточно. Те ,кто еще летают, задумайтесь над тем как вы готовитесь к полетам и как готовится ваш экипаж.

0

62

БУЛАТ написал(а):

Кто то дал мне ссылку на сайт skywar.ru. К этому человеку я счас и обращаюсь.
На странице памяти второй чеченской указаны погибшие только командиров экипажей. А где же праваки и борттехники?! Не красиво как то получается. Есть там также и неточные данные как о месте захоронения, так и о причинах катастроф.
Если господа беретесь за создание подобных сайтов, то делайте их основываясь на как можно большее количество источников. С людьми общайтесь.

Не я дал ссылку, но отвечать видимо мне (т.к. имею отношение к коллективу skywar).  Выложить полные данные по 2-й Чеченской войне пока нет возможности из-за отсутствия времени, хотя информация есть в т.ч. и из Ж№1. Учитывая вашу критику решим, что делать с разделом - либо форсируем работу над ним, либо уберем совсем.
Касаемо найденых ошибок, тут всегда два лагеря - кто то критикует (это справедливо), а кто то находит раздел "Контакты" и помогает в работе над материалами. Как поступать, каждый решает сам.

0

63

Кто либо что-нибудь знает про обстрел своими с земли двух Ми-24 близ станицы Червленая Шелковского района с возможным сбитием где-то между 3-10 октября 1999-го? Был ли обстрел вообще?

0

64

пьяная пехота вполне могла по своим вертушкам пострелять. просто так на спор: попаду или не попаду. они ж дурные на всю голову

0

65

Что вы чушь городите?

0

66

Я не пилот, из пехоты, а спросил потому что был разговор о том, что в соседнем батальоне, захватившем Червленский винзавод, наводчик БМП-2 спьяну обстрелял наши вертушки.

0

67

А пьяным он стал после разведки погребов этого завода? И из чего обстрелял - из БМП, автомата, ракетницы? Точно обстрелял или дал очередь от избытка чувств - Червлёная наша! Что за "соседний батальон" и какого числа это было? К Червлёной войска подошли только 4 октября и до 6 октября там шли бои-стычки-перестрелки.

0

68

маркушка написал(а):

А пьяным он стал после разведки погребов этого завода?

Ага. Весь батальон в умате был.

маркушка написал(а):

И из чего обстрелял - из БМП, автомата, ракетницы?

С БМП из 2А42.

маркушка написал(а):

Что за "соседний батальон" и какого числа это было? К Червлёной войска подошли только 4 октября и до 6 октября там шли бои-стычки-перестрелки.

255-й мотострелковый полк, 1МСБ. Поскольку дело было в другом бате подробностей не знаю, как и дату, собственно и спрашиваю потому что хочу узнать было ли это на самом деле. А "бой-перестрелка" был хороший, с нашей стороны 15 убитых, 16 раненых и подбиты 2 БМП-2 и 1 Т-72.

0

69

Ну это не бой тогда вообще был, а пьяные в умат роты батальона друг с другом воевали. Снаряды летали и в небо залетали. :fie:
Так что и никакого обстрела вертолёта не было тогда.

0

70

Не смешно. Бой был до занятия винзавода, вообще это был первый бой, а для 15 пацанят и последний, так что совсем не смешно.

0

71

Вот именно что не смешно. Как и про батальон пьяный в умат. Кстати никакого производства на этом заводе не было года два минимум

Отредактировано маркушка (2008-01-11 22:50:46)

0

72

Вино было. Я так понял, что вы думаете, что я тут сказки рассказываю - ошибаетесь.

0

73

VOHR написал(а):
VOHR написал(а):

255-й мотострелковый полк, 1МСБ. Поскольку дело было в другом бате подробностей не знаю, как и дату, собственно и спрашиваю потому что хочу узнать было ли это на самом деле. А "бой-перестрелка" был хороший, с нашей стороны

Вот и непонятно ЧТО вы хотите узнать - был ли обстрел вертолётов своими ВООБЩЕ или факт потерь от БЫВШЕГО в реале своего огня? И если у вас такая информация по пьянке есть, то что же точных сведений по обстрелу нет?

0

74

Хотел узнать стреляли ли свои вообще, а если стреляли то сбили или нет, вот и все. Я же писал что за достоверность не ручаюсь. С нашей роты ездили затариваться на винзавод, но тогда про обстрел ничего не слышали, может он был/не был позднее этого.

0

75

один ГРУшник рассказывал что когда они уходили от боевиков подбегали к точке эвакуации вертолетчики увидили боевиков и начали улитать, с обиды они начали стрелять по борту.

не знаю правда это или нет.

0

76

VOHR написал(а):

С нашей роты ездили затариваться на винзавод

И какие там были запасы и что за вино?

0

77

Кириллов Кирилл написал(а):

один ГРУшник рассказывал что когда они уходили от боевиков подбегали к точке эвакуации вертолетчики увидили боевиков и начали улитать, с обиды они начали стрелять по борту.
не знаю правда это или нет

Вряд ли правда, наверное он просто приукрасил рассказ о собственной обиде/злости, а стрелять могли для привлечения внимания например - если летуны их не видели.

0

78

Не знаю какое отношение это имеет к моему вопросу, но отвечу:
1. Сам я на завод не ездил, там был прапорщик - старшина роты.
2. Я вообще не пью, в следствие чего в сортах вина не разбираюсь.
3. Вино вроде набирали из бочек или цистерн в пустые бутылки своеобразной такой формы с ручкой - объем литра полтора, которые находились там же. Также привезли несколько бутылок с виноградным сиропом.
Вроде все.

0

79

Не знаю где чего они набирали, но завод не функционировал с 97 года точно. Не было завоза винограда, сахара, красителей и прочего, помимо разрушенного и разворованного оборудования.

0

80

Значит у вас неверные сведения, вообще вокруг станицы много виноградников, причем выглядят не заброшенными.

Отредактировано VOHR (2008-01-11 23:01:42)

0

81

В списке потерь за 14.05.00 Ми-8МТВ- 2  Нальчик, я расследовал данное ЛП, борт не был сбит и даже поврежден, вот подробности видно не нужны - обычная ошибка в технике пилотирования.

0

82

Немного о чеченской компании в которой пришлось полетать:
   Р А С С К А З   С Е Д Ь М О Й .  Б О Т Л И Х   

                      За окном прекрасный московский полдень, отличная погода, небольшой морозец на улице, сидим - работаем в штабе, я в ожидании праздника – 17 декабря, свадьба сына – Александра. К свадьбе готово все – ЗАГС, ресторан, водка и шампанское, закуска, гости, костюмы, невеста Анна и главное мы - родители. И вдруг!
         На ковер вызывает шеф – генерал Якунов, в районе перевала Харами, что в горном районе Дагестана на границе с Чечней  упал наш борт Ми-8МТВ-2 с пассажирами, площадка на высоте более трех тысяч метров. Нужно срочно вылетать на расследование авиационного происшествия.
       Уже через полтора часа мы с группой офицеров на попутном Илюшине -76 набираем высоту с аэродрома Чкаловский и летим на Моздок- мать городов русских на Северном Кавказе.
        Через три часа снижение и заход на посадку, встреча с командиром эскадрильи и уточнение задачи на завтра, часы показывают три часа ночи- все пора спать, завтра трудный день.
          Утром после такой ночи еда не лезет в горло, в голове дурные мысли о погоде, надо срочно ребят забирать с гор – экипаж, за исключением командира оставили там, непонятно по какой причине.
            На аэродроме стоит до боли знакомый вертолет Ми-8МТВ-2 и экипаж, здорово дружище, привет ребята и вот несемся в сторону Чечни, за Тереком следы недавних боев, на зданиях и крышах следы от снарядов- поработала пехота! Но мы идем своим только одним нам известным путем и вот уже под нами Дагестан. После Хасавюрта минут через двадцать перед нами горное озеро неописуемой красоты, вода бирюзового цвета, а вокруг горы, если бы я был бог то наверняка поселился здесь! Отворачиваем вправо и входим в огромное горное ущелье – теперь необходимо пилить только по нему, на выходе из него нужный нам аэродром Ботлих. С вершин горных склонов наблюдаем целую серию горных водопадов, казалось бы вокруг зима , все-таки декабрь месяц, а тут « Ниагара » да и только.
            Вот впереди показывается аэродром, садиться на него то же самое , что на авианосец, можно только с одной стороны, а впереди по курсу огромная горная скала метров так под 3000. Аэродром печально знаменит тем, что здесь погибло несколько летчиков и вечную стоянку нашли пять вертолетов Ми-8 и два Ми-26.
             Выключаемся и выходим из вертолета, подходят трое офицеров , представляемся друг, другу – один оказывается генералом, симпатичный голубоглазый мужик в кроссовках, со смехом рассказывает, как его послали на две недели в командировку и вот через три месяца его заменщик попал в аварию в этой вертушке , которая сейчас лежит на самой верхней точке перевала Харами.
              С Колей Пушкаревым принимаем решение о составе группы, которая пойдет на верх горушки и даем команду снять с вертолета все спецподвески и блоки со снарядами, из вооружения на всякий случай оставляем пулемет.
               За штурвалом Володя Авдеев один из опытнейших летчиков Ермолинского полка прошедший и Афган, и Чернобыль, да и в этих краях не первый раз, после взлета падаем в ущелье и после разгона скорости резко начинаем набирать высоту, сажусь на рабочее место борттехника, а он пересаживается к носовой пулеметной установке, подготавливая пулемет к работе. Вертушка медленно идет в набор, нам необходимо поднять ее на высоту более 2500 метров, это высота отвесной скалы перед аэродромом, на высоте 2000 метров слева и справа по полету расположены горные кишлаки. Тондо знаменит тем, что здесь лучший каракуль Дагестана, именно здесь прошли кровопролитные бои, когда осенью 99-года чеченцы заняли эти поселения.
               Все подходим к верхнему обрезу горной гряды, где-то впереди в заснеженных горушках наша площадка, слева по полету Голубое озеро, это территория Чечни, именно здесь база подготовки боевиков, но они видимо услышав и увидев вертолет прячутся, а нам это и надо, у нас совершенно другая задача. Вскоре впереди показывается та горушка на которую мы будем садиться.
                Картина не из приятных, на белоснежном склоне метров в ста внизу от площадки приземления  лежит вертолет Ми -8МТВ-2, вверх колесами, на его днище огромная красная звезда, вокруг валяются ошметки лопастей, остатки хвостовой и килевой балок и всякая дребедень, которая высыпалась из вертушки во время падения.
             Хотя внешне Володя спокоен, но я знаю, что творится у летчика в душе, начинаю его потихоньку « лечить » , чтобы видел весь экипаж, выключаю обогрев двигателей и пылезащитных устройств, отключаю обогреватель КО-50, если посадка будет неудачной - мы не сгорим. Выбрасываем дымовую шашку и определив направление ветра начинаем выполнять посадку. В это время по рации нас начинает запрашивать авианаводчик, подсказывая давление и курс посадки, но мы уже зависаем над площадкой и производим посадку. Володя говорит авианаводчику, чтобы к вертолету доставили экипаж упавшего вертолета . Все выключаемся и выходим на встречу солнцу и ветру, а здесь и того и другого в избытке.
          По склону опускаемся к упавшей вертушке и начинаем медленно изучать все детали и причины ее падения.  Все фотографируем и записываем в рабочие тетради, да забирать ее от сюда нет никакого смысла, планер скручен в узел, а вот некоторые агрегаты еще послужат авиации ВВ МВД России. Принимаем решение с Колей Пушкаревым подготовить вторую группу для эвакуации имущества отсюда.
           Несколько раз поднявшись и опустившись по склону замечаю, что сердце пытается выпасть из груди, сказывается недостаток кислорода и благодатный московский климат. Вскоре подходят ребята из экипажа в сопровождении врачей и охраны из батальона, который расположен ниже площадки. После их рассказа становится понятно, что все они родились под счастливой звездой и жить остались благодаря маленькому Богу, который всегда присутствовал в нашей авиации .   
      Правый летчик , когда борт вошел во вращение, расстегнул привязные ремни и открыл блистер, от удара о землю его выкинуло из вертолета и все осколки летевшие от лопастей и других элементов вертолета, просвистели мимо. У борттехника повреждена нога, когда после падения, вертолет в открытый блистер хватанул снега, все АЗС и стоп – краны оказались под ним, а первая заповедь борттехника обесточить машину, когда он понял ,что  под снегом ничего не найдет, то добрался до аккумуляторов находящихся в грузовой кабине и выключил их, а до этого двигатели работали на полную катушку и машина вот- вот могла вспыхнуть и сгореть в одно мгновение.
      Вот в этой перевернутой на 180 градусов кабине, среди груды лежащих тел и была повреждена нога, но свое дело сделано!
       Вскоре начинаются сумерки и мы заканчиваем  свою работу, наш доктор Камиль Русалиев говорит, что ребят из экипажа необходимо тоже госпитализировать в ближайший госпиталь. Запускаем вертушку и взлетаем над упавшим собратом, жалко бросать такую красивую ласточкам на съедение воронам, но другого выхода нет, она свое отлетала, да и экипаж спасла и пассажиров. Вот наверное до сих пор лежит в горах вертолет Ми-8МТВ-2 № 134.
           Ну а мы идем на Кизляр, чтобы дозаправиться и далее на Моздок, а задача такая- обработать материалы, объективного контроля и другие, для определения, что же стало причиной падения вертолета. На все это уходит дня четыре, до свадьбы остается два дня, а как назло на Москву ни одного борта, я весь киплю уже при нормальной температуре и тут появляется шанс.
             За Нижненовгородским СОБРОМ приходит борт Ил -76 и начинается погрузка, на собровцев страшно смотреть – ребята после двухмесячных боев за Грозный, изможденные , бородатые лица, по глазам многих видно, что они до сих пор не верят в то , что вырвались из ада!
               В восемь вечера погрузка заканчивается, собровцы и их оружие, а также боеприпасы уложены в самолет в прямом и переносном смысле этого слова, ребята достали столько водки, что хватит для круглосветного полета ,а нам то всего три часа и мы в Нижнем.   
          После этого полета я понял, мы русские непобедимы, мы выстоим любого врага, нас не вылечит никакой психотерапевт, для нашей широкой души одно спасенье, кило водки и друзья, которые в таких вот боях появляются, а сними ты готов на все!
            После посадки ребята лезут лобызать командира корабля - Сашу Щапова, спасибо, что не убил, да и Вам братва спасибо за все, просто за то, что есть в России такие орлы! Лестница в Илюхе не предназначена для парадных встреч – и командиры отобрав у ребят оружие, просто ловят их на руки и усаживают в автобусы, многих встречают семьи, кого-то девушки с цветами, замечательная встреча и не забыть ее уже никогда!
          Ну а я на поезд и на Москву , до свадьбы остается меньше суток, надо успеть, иначе  все в подвешенном состоянии, где пропал батька… ?
           Ребята – родные мои , я на месте, я всегда буду рядом с вами, только у нас Шалагиных «дурная привычка» – никогда не кричать о своей любви, даже если сильно этого хочется…       

Р А С С К А З    В О С Ь М О Й .   Н А Л Ь Ч И К 

           Шеф – генерал Якунов рвал и метал-! В безобидной обстановке, без всякого огневого воздействия на одной из площадок под Нальчиком, потерян борт.
         Опять мы с Колей Пушкаревым в самолете, на этот раз неудобный во всех отношениях, Антон -26, с тихой грустью и завываниями везет нас на Моздок.   Я с Колей Николобаем веду философский спор о причине падения вертолета, причем Коля пытается меня убедить в том, что вертолет Ми – 8, вообще не должен летать!
          Я этому не удивляюсь, давным - давно, когда происходит авиационный « чепок » каждая служба тянет одеяло на себя, пытаясь, не вникая в суть вопроса, спасти свою репутацию, Коля сует мне разработки  и рекомендации какого-то недоучившегося авиационного гения- но это бесполезно, дедушку Михаила Леонтьевича Миля я люблю и уважаю как своего собственного и поэтому предлагаю, спор разрешить на месте падения, на чем и сходимся.
        В Моздоке на КП авиации проводим совещание и узнаем подробности происшествия, молодой летчик Лубов из Екатерининбургской эскадрильи при взлете с площадки упал в горное ущелье, экипаж жив и здоров, один из пассажиров поломан, при  падении вертолет зацепился о линию ЛЭП и произошел сход двух ракет НАР, которые попали в жилой дом , но все обошлось без жертв. Вот и все, разбирайтесь господа из вышестоящего штаба.
       И тут, перед началом  разбора приводят командира вертолета, я вспоминаю, что этого парня на моей лекции по авиатехнике поднимал шеф, за то, что он спал на ней, когда я рассказывал о характерных ошибках летного состава при выполнении полетов в горной местности. Так и есть проспал бедолага что-то очень важное.
       Погода не позволяет вылететь на место падения- туман, и мы смотрим все предыдущие десять полетов летчика. У него все время одна и та же ошибка характерная почти всем летчикам, кто ранее летал на самолетах, а потом переучился на вертолет. В момент отрыва вместо отдачи ручки управления от себя, он каждый раз вытягивает машину  ручкой « шаг-газ », а ручку управления подтягивает на себя, создавая положительный угол тангажа, обороты при этом винта, падают до минимально предельных. Ну вот один зацеп уже есть, работаем дальше.
       Наконец туман рассеивается и мы летим на Нальчик-20, так именуется площадка рядом с которой произошло падение, при проходе над площадкой обнаруживаем , что борт взлетал не с нее , а с рядом расположенного стадиона, а теперь аккуратно располагается на дне ущелья, а его отваленный хвост аккуратненько висит над горной речушкой протекающей по ущелью.   
        Заходим на посадку и садимся на этот же стадион, лишний раз убеждаемся, что посадку на него производить сложно даже опытному летчику, а на что надеялся наш юный коллега- непонятно?
         На траве стадиона остались следы попыток экипажа произвести взлет, а именно следы руления и первая точка  касания о землю, при первом ударе о землю. Вот здесь у меня отказал двигатель говорит летчик, у вертолета пропала мощность и я провалился, но после удара передней стойкой о землю вертолет подбросило и я попытался взлететь, но над ущельем мощность пропала снова и я пошел на посадку, поставив все органы управления нейтрально - молодец!
       Интересуемся, чем был загружен вертолет, - минами! Какой вес мин- на клочке туалетной бумаги правый летчик показывает свой расчет – две тонны.
       Вызываем специалиста из бригады, которая хранит и доставляет боеприпасы к вертолетам, и просим дать вчерашнюю ведомость загрузки, они ведь не авиаторы и дебет, с кредитом у них другой – три с половиной тонны боеприпасов, а это уже на полторы тонны больше максимального взлетного веса. Выходит так , что правый летчик обманул командира, а тот не руководил и не проверил загрузку, как требует Инструкция экипажу.
       С безграмотным и бестолковым экипажем становится все понятно, через первые полчаса работы, но основная наша задача – не только расследовать происшествие, а также забрать борт из ущелья. По стечению обстоятельств у нас нет на данный момент ни одного экипажа способного выполнить эту задачу, кто увольняется, кто списывается, кто в отпуске и т.д.и т.п.
         Снова летим в Моздок и с поклоном идем к старшим братьям- летчикам армейской авиации из группировки работающей по Чечне и обращаемся за помощью к ним. Один из опытнейших летчиков – полковник Саша Кузнецов соглашается помочь, но говорит , что должен посмотреть место падения. Опять несемся на Нальчик -20 и показываем, где и как должны отработать армейцы.
           На следующее утро мы тремя бортами приходим снова и начинаем готовить операцию по эвакуации вертолета.  Надо отметить, что большую помощь в эвакуации вертолета, вернее в ее начальном этапе нам оказали военнослужащие из бригады внутренних войск, которые были здесь же расквартированы.  Благодаря помощи ребят площадка где находился вертолет была максимально очищена от посторонних деревьев, высота которых превышала – двадцать метров и вертушка теперь лежала в огромном каньоне, на дне ущелья.
           Оговариваем с Сашей Кузнецовым и Колей Пушкаревым вопросы взаимодействия в воздухе и на земле, затем дальнейший маршрут полета и экипаж армейского вертолета Ми-26 начинает запускать двигатели.
           Через несколько минут мы с командиром бригады подходим к обрыву ущелья, чтобы наблюдать за работой экипажа вертолета, а в это время он уже идет по дну ущелья для оказания помощи своему меньшему собрату. Вот он в точке подъема груза, завис и бортмеханик выбрасывает трос для подъема основного буксировочного троса. Ветер в это время начинает усиливаться и вертолет начинает мотать из стороны в сторону, в один из моментов мне показалось, что он зацепится за деревья рулевым винтом, я воплю и жестами показываю  экипажу об этой опасности, к счастью ребята сами заметили опасное смещение вертолета.
         Думаю, еще не хватало из –за перекалеченного жизнью Ми- восьмого положить в эту яму экипаж армейского вертолета , потом не простишь себя до конца своих дней! Но вот трос выбран и Ми -двадцать шестой как пушинку выдергивает восьмерку из ущелья, по бокам ущелья стоят офицеры, солдаты, женщины и дети, у детей вообще радость – такое кино посмотрели.
           Дальше вообще пожизненная хохма, забыть которую уже никогда не смогу  – командир бригады снимает фуражку и вытирая пот со лба говорит мне – Какая же трудная и опасная у вас работа, я не летал и то от напряжения весь мокрый, а как же там ребята?                   
Что ему ответить, то что к нашей работе можно привыкнуть, что нам неведом страх, глупости все это – не боятся только дураки, но в авиации они отсеиваются на ранних стадиях становления, а  вот такие финты могут делать только асы- профессионалы , коим и является полковник Кузнецов!
           Все, быстро прощаемся с гостеприимным комбригом и с Колей Пушкаревым на  всех парусах несемся за транспортным вертолетом, который несет свою нелегкую ношу на Моздок.
           Да, забыл рассказать самое интересное, обычно такие мероприятия требуют максимальной концентрации всех сил и средств организма пилотов, а затем необходимо провести разгрузочные мероприятия, вот и в нашем случае, мы долго с братьями армейцами сидели за одним столом, расходились поздно, словно понимая, что возможно никогда больше не встретим друг, друга.
             Пути в авиации тесные, но к сожалению очень – очень короткие, не долгие – я хотел сказать!

0

83

И еще пару строк о моём друге Н.П. Шашкове :

          Р А С С К А З    С Е М Н А Д Ц А Т Ы Й . П Е Т Р О В И Ч

          Я в то время находился на контроле замены авиационной группировки на Северном Кавказе, в городе Моздоке, а Петрович, был старшим инженером авиационной группировки.
          В тот период шла большая замена сводных отрядов спецназа в районе Веденского ущелья. Наши Ми-26 в день выполняли до шести вылетов по перевозке войск и грузов в том районе. Ходили большие машины под прикрытием своих младших братьев вертолетов Ми-24. И все бы хорошо, да не совсем. 
         Как сейчас помню, дело было в пятницу, после напряженной недели вечером слегка расслабились, в часов десять вечера звонит телефон- оперативный докладывает:» Товарищ полковник,  в районе Ведено  обстрелян наш Ми – 26, который совершил вынужденную посадку ! Туда срочно вылетел подполковник Шашков ».
         Вскоре выяснилось , что в этот летный день для экипажа Ми-26 это была крайняя задача. Он пришел в место высадки спецназа, произвел высадку и начал взлет, а прикрывавший его экипаж Ми-24, отошел в сторону, чтобы не мешать взлету большой машины. И тут « чехи » с двух сторон из зеленки огнем из автоматов и пулеметов начали его валить на землю- матушку. Но не такая русская машина Ми-26, чтобы упасть от сраной, чеченской пули, бывали времена по сорок  дырок привозили летчики, но все равно вертушки тянули домой.
          Лишь только, когда  горячее масло поперло, со всех щелей, экипаж доложил коллегам с Ми-24 о временном прекращении полета и пошел на посадку. Приземлились нормально, осмотрели машину, в главном редукторе две дырки – одна в поддоне, другая в районе главной шестерни и масла в редукторе ноль целых Х десятых. Тут же подскочили спецназовцы для охраны и обороны севшего вертолета , и пришла вертушка ПСС от армейцев, а следом за ними Петрович на нашей перебинтованной восьмерке.
            Вертолет, оставлять на ночь здесь нельзя, сказали спецы, его к утру чехи сожгут! Да, жалко двадцать миллионов долларов США народных, на растопку нохчам оставлять. Петрович полез наверх смотреть, что можно придумать и придумал, то чего не придумал бы ни один профессор, а может даже и доктор наук! Одно но! Конструкцию надо знать на шесть с плюсом, но в 1-ом ХВАТУ зря хлеб жрать не учили, по себе знаю!
            Слез Петрович с капотов и говорит, сейчас ребята дальше полетим, но только решить надо две проблемы  первая  -это двести литров масла, а вторая - чем редуктор законопатить. Армейцы прыг в вертолет и на Ханкалу за маслом, а через полчаса обратно с кучей банок, Петрович тем временем на грузовых створках вертолета лопату нашел- для уборки снега, уж больно ему черенок понравился и решил из него он сделать- как это будет по-русски – чопики!
             Командир экипажа Николай Иванович Ожегов вначале смеялся со всеми, но когда Петрович на верху все сделал с редуктором и масло бортинженер залил, смеяться перестал. Стал серьезный и начал к полету готовиться с дважды пробитым главным редуктором, в ночных условиях. Через пять минут запустились, а Петрович, с экипажем, как гарант Борис Ельцин - на шпалы вперед, вместе полетел и через полчаса большая машина, была на аэродроме Ханкала.                   
              В общем, в это вечер лететь нам на помощь из Моздока не пришлось, Петрович закрыл своим большим и сильным телом все амбразуры.
             Полетели, мы лишь на утро, едва взошло солнце, вертолет надо было тянуть дальше, теперь уже до Моздока.     
             Пешком от нашей площадки на Ханкале добрались до полосы, где стоял подстреленный большой брат и осмотрели его. Чопики, - имени Петровича стояли намертво, и также держался уровень масла в главном редукторе. Я коротко провел с летчиками пятиминутку-совещание, смысл такой - нечего рисковать всем экипажем, оставил командира, бортинженера и Петровича, опять таки как гаранта. Подлетела двадцатьчетверка прикрытия за мной, а командиру Ми-26 сказал, что прикрывая, будем маневрировать с левого и правого борта, наблюдая за ним и в случае выбивания масла из редуктора, дадим команду на посадку, на любую площадку - перед собой.
             Николай Иванович кивнул головой, поправил автомат и пошел на борт, а куда денешься- война…
Я вприпрыжку на горбатый – вертолет прикрытия.   
            Через пять минут дружно взлетаем с Ханкалы. И начинаем набор высоты в сторону Терского хребта, Ми- 26 идет как НЛО крен не более 3 градусов, едва дышит, как в анекдоте про пурген, даже кашлянуть боится, но вот минут через десять  показался Терек, Ми- 26 начинает слегка маневрировать, видно почуял родную землю. Ну а на 25 минуте полета стал, виден до боли родной Моздок, мы запрашиваемся и входим в круг.      Где-то посредине полосы дядя Коля крутит вертушку до 30 градусов вправо и уходит в сторону полосы, мы как хвост воздушного змея идем следом повторяя все его маневры.
               Через пару минут большая и маленькая вертушки мирно катятся по взлетной полосе в сторону стоянки авиации ВВ МВД, где нас  уже встречают.
                Пока летчики выключают горбатый, открываю створки и иду к Ми-26. Выходит Николай Иванович и говорит: « Мужики я совсем не боялся лететь, но вот только ноги сейчас еле – еле идут!»  Верю я тебе дядя Коля, сам доктор…
                 Ну а по большому счету, не окажись Петровича в нужном месте, в нужное время – не было бы этой машины в составе авиации ВВ МВД России. Миллионы долларов, труд людей создавших эту неповторимую машину накрылся медным тазом, горстка пепла и больше ничего. Я не раз видел эту картину!
                И на душе радостно от того, что Петровича я знаю чуть больше тридцати лет,  служил с ним , летал, вместе растили детей, то что мой друг сделал дело, настоящее мужское дело. И если вдруг что, за ним не заржавеет!!!  Будьте уверены… Петрович прости меня, по - моему  слабо и коряво!

+1

84

Colonel Shall написал(а):

Р А С С К А З    С Е М Н А Д Ц А Т Ы Й . П Е Т Р О В И Ч

Дружище, дуй сюда:

http://artofwar.ru/

0

85

Осень 2005

0

86

2 Шурави : Володя,  я еще не все кнопки освоил, но постараюсь вывесить и там...

0

87

2 Colonel Shall, рад приветствовать Вас, в Ваших рассказах увидел знакомые фамилии.
Я РП Моздока 1987-2002 г. 1997-2002 штатный 14 аэ (МВД). Как я понял Вы из того-же департамента.
Шурави - с Вами тоже на авиафоруме встречались.

С уважением...

0

88

Валера! :thank_you:
Шурави прав. Пора тебе собрать все рассказы воедино и застолбить страничку на Варе (http://artofwar.ru/) . Ты здорово там впишешься.  А кнопки что, их же на клаве, как у дурака махорки, "на маршруте" освоишь.
Да и "ссылаться" на тебя проще будет. (Это я уже о своем интересе ;) )
С уважением,

Отредактировано Анатолий (2008-01-22 21:55:11)

0

89

Расписка привет ! Узнал знакомый позывной .
Толя, завтра отловлю своего зятя и заставлю сделать страничку.
С уважением

0

90

Памятник в жилом городке Егорлыкского полка.
Открыл Майданов ко дню авиации 1999 года.
Случилось так, что это памятник и ему в том числе..............
http://i005.radikal.ru/0802/e3/2cc1a3a908e9t.jpg

0